[an error occurred while processing this directive]

Родионов Станислав - Криминальный Талант



С.РОДИОНОВ
КРИМИНАЛЬНЫЙ ТАЛАНТ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Виктор Капличников слегка покачивался от радости. От жаркого,
перемятого каблуками асфальта; от тихого горячего ветерка, в котором духов,
казалось, больше, чем кислорода; от встречных огоньков, мельтешивших в
густо-синих улицах; от встречной девушки в брючном костюме... Радость была
всюду. Но шла она из внутреннего кармана пиджака. Там лежал жесткий
типографский прямоугольник свежего диплома. Капличникову хотелось зайти в
какую-нибудь парадную. И еще раз впиться в него глазами. Но он терпел, да в
парадной и помешали бы. Два часа назад у Виктора было среднее образование, а
теперь высшее. Два часа назад он был токарь, а теперь инженер.
Неприятности можно переживать в одиночестве. Радость же рвется наружу,
к людям. Этот диплом даже некому было показать: родители в отпуске, приятели
в турпоходе. Он пожалел, что не пошел вспрыснуть это дело с малознакомыми
заочниками. Конечно, можно взять бутылку хорошего вина, пойти домой,
положить перед собой диплом и выпить всю емкость мелкими глотками. И сидеть
в притихшей квартире перед телевизором - единственным живым существом. Но
ему были нужны люди и тот городской шум, который так всем надоел.
Капличников шел по проспекту длинным рабочим шагом. На него бежали
желтые фары, реклама, витрины и фонари. Из скверика вырвался запах скошенной
травы, первой в этом году, и сразу посвежело. Аромат духов показался
жеманным и вроде бы лишним.
У подземного перехода продавали белую сирень. Он купил большой дорогой
букет, купил никому, себе. Хотел поискать в сирени цветочки с пятью
лепестками и съесть на счастье, как это делал в детстве, но решил, что грех
требовать у жизни еще счастья.
На углу в глаза бросились большие голубоватые буквы ресторана
"Молодежный": бросились, как откровение. Это было как раз то место, где
крутилась бесконечная радость и не признавалось одиночество.
Даже не раздумывая, Капличников направился к решетчатому неоновому
козырьку.
У широкой двери он одернул пиджак, трезво подмигнул швейцару и вошел в
синеватый холл. В стеклянных дверях зала Капличников замешкался, не зная,
как поступить с букетом. Ему почему-то захотелось сдать его гардеробщику и
взять номерок - не входить же в ресторан с цветами и без женщины.
И тут он увидел ее, женщину, которая стояла у зеркала и, видимо, ждала
своего мужчину. Капличников зарыл лицо в сирень, вдохнул щемящий запах и
двинулся к ней.
- Это вам. От незнакомца. Просто так, - смело сказал он и протянул
букет.
Она вскинула голову и широко распахнула глаза, будто он щелкнул перед
ее лицом зажигалкой. Но это была секунда - тут же девушка улыбнулась и взяла
цветы просто, как кусок хлеба.
- Спасибо.
- Надеюсь, ваш знакомый по шее мне не съездит, - сказал Капличников и
тут же спохватился: человеку с высшим образованием выражение "съездить по
шее" можно и не употреблять.
- Знакомого уже нет, - усмехнулась девушка.
- Как нет? - удивился Капличников: он не представлял, что сегодня могло
чего-то или кого-то не быть.
- Час жду, а его нет. Придется уходить, - ответила девушка без капли
грусти, как говорят женщины о досадной мелочи, вроде поехавшей петли на
чулке.
- Ну и знакомый! - удивился он.
- Шапочный.
Капличников глянул на нее иначе, словно отсутствие этого шапочного
знакомого дало ему второе зрение, - девушка была симпатична и стройна,
только, может, чуть широковата. Да при ее полных ногах не стоило бы носить
такое короткое мини.
- Послушайте! - воодушевленно начал



Назад


[an error occurred while processing this directive]