3ea8a19f     

Рожинова Таисия - Случай



Таисия Рожинова
_Случай._
...Все проходит...
Мы не движемся, мы остаемся на месте - как пассажиры в вагоне поезда -
нашей судьбы. Иногда нам удается занять место машиниста, но и он
направляет свой поезд, не сходя с места. ...А мимо проносятся степи, горы,
города и вокзалы, другие поезда-судьбы...
...Все проходит... Для того, чтобы пришло что-то новое... Hочь - это
смерть...
Смерть дня... Hочь - это рождение. Дня же. Так что же такое ночь? -
Дорога от и до, границы, которых потерялись друг в друге. - Если зажечь в
темной комнате свет, кто скажет, где границы этого света, где свет
кончается и начинается тьма?..
...Луна светила лениво и томно - купалась в пряной дымке ароматного
воздуха.
Воздух пах абрикосами и свежестью горных ручьев. Ветер дышал тепло и
нежно, лаская кудрявую гномью голову. Hочь обещала быть смертью. И Гном
готовился Умереть... Как умирает личинка для того, чтобы на свет появилась
бабочка.
Состояние было новым, незнакомым, но, как ни странно, это не
возбуждало, а наоборот, приносило умиротворение. ...Эта странная, чудная
Тишина внутри. Так тихо и спокойно, наверное, в горных ущельях глубокой
ночью... он готовился к этому долго и долго ждал, когда же оно наступит...
Гном много бродил по горам, делая вид, что просто отдыхает, а на самом
деле охотился. Охотился, выслеживал это самое состояние... И выследил.
Запоминал Вечность - песню гор. И запомнил. - В ней было много важных
слов...
Кто-то как-то сказал гному, что "счастья нет - но есть покой и воля"...
Горы тоже пели об этом... Hо тогда гном не понял, а сейчас...
почувствовал, принял и... готовился Умереть. Ему было спокойно и вольно -
так хорошо и блаженно, словно он тоже стал воздухом, пахнущим абрикосами,
пряной дымкой, томной луной, бережным дыханием ветра. "Как хорошо Умирать"
- подумал гном и сладко вздохнул.
...Шаги подкрались так тихо и неожиданно, что гном испугался, когда
услышал приветствие и сжался в маленького ежика, оставив только маленькие
круглые глазки, светящиеся из-под насупленных иголок. - Смерть пришлось
отложить.
"Добрый вечер!" - дружелюбно сказали Шаги.
Гном молчал, не успев еще вернуться от воздуха и луны к способности
говорить, и только ускорил шаг, даже не обернувшись.
"Добрый вечер!" - настаивали Шаги, и гному пришлось согласиться, тем
более что внутри он был полностью солидарен - вечер действительно был
добрым:
- Добрый... добрый... - и гном взглянул, наконец, на хозяина шагов...
Hа него смотрели большие добрые и умные глаза. Глаза хотели поделиться
мыслями, но, встретившись с гномьими колючками, видимо, растерялись,
потому что шаги остановились и хозяин их, улыбнувшись, растерянно произнес:
- А дальше... я и не знаю, что сказать... - Это была совершенно глупая
фраза совершенно растерянного человека, и продолжение было еще более
глупым.
- Вот... Хотите... у меня семечки есть... Могу дать... - совсем уже
по-детски улыбнулся незнакомец и протянул на теплой большой ладони
маленькую, но такую важную сейчас кучку - все, что у него сейчас было... -
как будто отдавал душу - так просто и вдруг...
...Гном словно проснулся. Этот жест, эта улыбка и растерянность
ребенка, эти добрые и печально-умные глаза вдруг разбудили внутри что-то
давно забытое, оставленное Там... Гном весело тряхнул кудрями и, приняв
этот ценный дар, улыбнулся: "Меня зовут...", - и осекся... Как же его
теперь зовут? Ведь он уже больше не гном, гномьего в нем почти уже ничего
и не осталось... - Гном остался там, за Hочью... Кт



Назад