3ea8a19f     

Рогожин Михаил - Мой Нежный Убийца



МОЙ НЕЖНЫЙ УБИЙЦА
Михаил РОГОЖИН
Анонс
В Греции все есть. Есть там и рисковые русские парни, проворачивающие дела с крупной партией героина. Лимон - один из них, жесткий и уверенный в себе, он давно привык к опасности.

Да и его подружки Инга и Ольга тоже не бледнеют от вида крови. А кровь обязательно прольется - только вот чья? Ведь чем лакомей добыча, тем больше хищников кружится вокруг нее...
Выпить в баре не удалось, потому что объявили посадку. И это к лучшему - ноги просто подкашиваются. Боже, какой ужас позади!

Заманали! Иду за Лимоном без всяких вопросов и расспросов. Все равно куда. Странно, никто на нас не обращает внимания. Девушки на контроле, точно сонные куры, лениво глядят в монитор, мент вообще сидит за аркой, через которую все проходят.

Мне безумно хочется спросить Лимона, взял ли он с собой пистолет или бомбу? Но страшно. Наверное, нет. Не идиот же! Проходим по какому-то коридору и сразу попадаем в самолет.

Я аж спотыкаюсь от неожиданности. А стюардесса с дешевой улыбкой тут же предлагает помочь мне снять шубу. Во сервис! Главное, чтобы мою норку не сперли!

На всякий случай оставляю при себе. Никогда в таких самолетах не летала. Кресла - громадные, широкие подлокотники, играет музыка, воздух - сплошной кондишн!
Не успела повалиться в кресло, подбегает стюард и спрашивает, не хотим ли мы выпить? Еще как хотим! Мгновенно перед нами ставят два бокальчика с коньяком. Беру свой и впервые с того самого паспортного контроля смотрю в глаза Лимону. Он слабо улыбается в ответ.

Небось тоже из последних сил. Пьем молча, хотя я готова сказать ему массу всяких слов. Но пусть пока побудут во мне. Не пропадут.

Коньяк либо разведен, либо не действует из-за нервной перегрузки. Прошу еще. Оказывается, мы - в бизнес-классе, здесь дают сколько хочешь.
Лимон закуривает - я продолжаю пить. Из многочисленных мучающих меня вопросов задаю лишь один:
- Ты был в Греции?
- Никогда.
- Здорово! Мы ведь даже не знаем ихнего языка!
- Я знаю, - успокаивает Лимон.
- Какой? - не верю ему.
- Язык денег. Понятен во всех странах мира...
Надо же, какой находчивый. С таким не пропадешь. В эту минуту впервые чувствую себя в безопасности.

Ласковая волна подхватывает меня, закрываю глаза и полностью отдаюсь ее покачиванию. Устало допиваю коньяк и отключаюсь. Обычно я улетаю на качелях, висящих над прудом, но сейчас так хорошо в море.

Мне некуда торопиться...
Как веселы солнечные зайчики, скользящие на гребнях частых невысоких волн. Приближаюсь к берегу и точно знаю, что там, среди серо-фиолетовых валунов, Наташка и Пат. Они, наверное, уже помирились и играют разноцветными камушками, поджидая меня.

Теперь им уже не разлучиться.
Я не стану Пата упрекать. Передо мной он и впрямь ни в чем не виноват. А Наташка его и так простила.
Интересно, как он выглядит после всего?
Волна мягко выбросила меня на шелковистый ярко-желтый песок и бесшумно откатилась. Хочу подняться, но ноги и руки увязают в песке. Приходится передвигаться на четвереньках. Огибаю узкую высокую скалу с острыми зубастыми краями.

В полоске тени сидит на корточках Наташка и что-то рисует прутиком на песке. Картинка из нашего детства. Умора!

Я ползу на карачках, она сидит на корточках. И обе не удивляемся этому. "А где же Пат?" - хочу спросить, но Наташка предупреждает вопрос.
- Он не придет сюда...
- Но ты же простила? - удивляюсь я.
- Не мне дано прощать, - со слезами на глазах признается Наташка. - Когда увидишь его, передай, пусть успокоится. В конце концов, прощение дается немногим



Назад