3ea8a19f     

Рогожин Александр - Особенности Национальной Охоты



Рогожкин Александр
ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ОХОТЫ
...Лошадь обходя лужу, задела копытом окоем льда: легкий треск нарушил царящую вокруг тишину. Стремянный подвел к нему тонконогого палевого донца, который нервно прядал ушами и косил темным глазом.
В стороне тихо стоял доезжачий с гончими. Они первыми почувствовали: начинается! Еще не последовало сигнала, а вожак уже в нетерпении вскочил, поднимая за собой остальных.

Напрасно выжлятники пытались успокоить собак: охота была у них в крови, и пронзительный лай повис в морозном воздухе.
От Отрадненского заказа начнем? подбежал к нему егерь, отмахиваясь арапником от скулящих собак. По его молодому, красному от выпитой водки лицу было видно, что и ему не терпится побыстрее начать гон. Думаю, не надо сваливать своры, пойдем двумя гонами...
Егерь махнул рукой в сторону леса, тонкой пламенеющей лентой уходящего по склону к реке.
Он улыбнулся и легко вскочил на донца. Тот дернулся под ним, но тут же, осаженный, застыл. Доезжачий, обойдя справа красавца жеребца, подал на маленьком, английской работы, подносе серебряную чарочку охотничьей запеканки.
Начнем от Отрадненского, согласился он и с наслаждением выпил ледяную водку. Потом огладил усы, закусил маринованным хрустящим груздем и вскочил на жеребца.
Натянув повод, он оглядел вокруг сонные, припорошенные первым снегом горбатые поля, студеное высветленное небо, темные изгибы реки и глубоко вдохнул морозный воздух. Рядом уже сидели на конях борзятники. Егерь, заметив его кивок к началу, поднес рожок к губам...
По полю поплыл странный звук...
...Этот звук оказался автомобильным гудком. Раймо открыл глаза: рядом с их машиной стоял Евгений Качалов его русский приятель, с которым он недавно сошелся в одной околоуниверситетской компании. Этот невысокий крепыш лет двадцати пяти, в джинсах и модной курточке, держал коробку с водкой и давил на клаксон.
Раймо понял, что успел заснуть, разморенный дорогой и теплом машины. Сожалея, что виденное не больше чем красивый сон, образы из которого были навеяны часами, проведенными за старинными книгами по русской охоте, он молодой, начинающий финский писатель со вздохом вошел в реальную русскую действительность.

Раймо вылез из джипа и отправился открывать багажник своему компаньону. Зачем так много спиртного? обреченно спросил он по-английски. Охота это отдых...
Этого-то, боюсь, не хватит... сокрушенно качая головой и неумело строя английские фразы, откликнулся Качалов. Он затолкнул в багажник вторую коробку с водкой. Ты же хотел узнать, что такое настоящая русская охота?
Хотел, кивнул Раймо, но я не хотел пить...
У нас это дело добровольное, насильно никто пить не будет, успокоил его Качалов.
Женя оглядел забитый до отказа вещами и водкой багажник джипа, покачал, думая о чем-то своем, головой. Наконец, решив, что водки действительно маловато, с озабоченным видом подошел к своему финскому гостю.
Ты подожди здесь, я еще схожу... сказал он Раймо, стараясь не смотреть в его удивленное лицо.
Я погуляю... финн оглядел грязный перекресток маленького карельского поселка.
Не потеряйся тут. И с местными не разговаривай, для них иностранец в диковинку, посоветовал Качалов. Еще за шпиона примут... добавил он уже по-русски.
Что? не понял Раймо.
Эх, не понять вам всей тонкости русской глубинки, снова по-русски ответил Качалов и отправился в магазин.
Раймо обошел джип, оглядывая улицу. По обе ее стороны стояли одноэтажные, совершенно одинаковые, бараки. Правда, с одной стороны был магазин, а с другой почта, о



Назад