3ea8a19f     

Рогов Константин - Ружье Из Черной Стали



Ружье из черной стали.
(Часть вторая бредологии «Средне-земелье. Триста лет спустя)
Глава 1. Поход начинается.
Холодный ветер дул с нигхтмарских гор. Он пролетел не одну милю, пока нашел то, что искал. Усталый взхоббит лежал на траве и читал какую-то книгу. Ветер накинулся на взхоббита и взъерошил ему волосы на ногах, но взхоббит не обратил на это никакого внимания.

Тогда ветру стало скучно и он полетел еще куда-то. Несколько злобных нарков пробирающихся по темным ущельям не привлекли его внимания.
Взхоббит шевелил пухлыми губами, слюнявил кончики пальцев и перелистывал страницы...
"Емсель-момсель. Так все и было в натуре. Род не был богом. Род - просто какой-то пьянчуга и гребаный наркоман.

Таким он был, таким и сдохнет, во веки веков - аминь! В наркотическом бреду создал он Вселенную и трахал ее пока не породила она кучу прочих богов. Сварлог, Дажь-дажь, Мокошка, Стриги-миги, Велесол Девятый, Запулут и Смаригл-Полудурок . Не говоря уж о могучем Пердуне - гордом, праведном и княжеском (что бы это дерьмо ни значило).
- А наш-то кто будет, Любладушка?
- Заткнись, козел! То бишь, слухай мине, да не перевивай, а то тык и останишьси неразумным дитятком. Грю ж тебе старорусским брендизком, шо наш-то бог - Пердун, ясно дело самый великий!
- А жертвы ему за каким хером?
- Ты, Мухо-Мор, прям как будтыть и не ты. Аль не о тебе, херое великом столь книжек писано? Аль не о тебе столь бумаги изведено?

Спи крепко, сын князя Зузузара, ибо луч закатный уж кровью окрасился!
- Че?
- Укрою я тебя счас овечьим хвостом и прошепчу молитву сексбогине-заступнице, чтобы оградила она тебя от зла, которое вот-вот нападет на наш стан. Все-все погибнут, но ты всяко выживешь и вступишь на тропу войны, выкопав свой боевой томогавк..."
Полка Брендипьянк с отвращением плюнул и захлопнул книгу.
- Чего это ты читаешь, Полка? - спросила подошедшая Крохотуля.
- Леонид Бунтяков. "Мухо-Мор", - отвечал взхоббит. - Такому дерьму место только в сортире.
- Бумага больно хороша. Задницу расцарапаешь.
- Ну так - на растопку ее.
Взхоббит достал из рюкзака все многотомное сочинение о витязе Мухо-Море и швырнул его в костер. Огонь разгорелся с новой силой.
Со стороны трейлера доносились ругательства, лязг и громыхание - это Торкин, сын Дурата, старался привести машину в рабочее состояние.
Гномша Крохотуля, обхватив руками колени, присела возле костра и уставилась в огонь своими большими круглыми глазами.
- Надолго мы тут застряли? - спросил Полка.
- Как только - так сразу, - ответила гномша.
- Ясно...
Взхоббит зевнул. Вечерние сумерки уже спускались на негостеприимные земли Нигхтмара. На небе появились первые звезды.
- Эль-Траббл, Аль-Мафрандир, Иль-Даггеротип, - задумчиво перечислил Полка Брендипьянк. - Древние, как сама жизнь эльфийские путеводные звезды.
- А вон та? - спросила Крохотуля. Тоже Аль-какая-нибудь?
- Светый Эль. Это название дали ей лесные эльфы.
- А-а-а...
Крохотуля молчала, погрузившись то ли в свои мысли, то ли в легкий наркотический транс. Взхоббит закурил, глядя в пламя костра. Ему вспомнились теплые вчерашние проводы и нежданное появление на них рейнджера Радована Карагозиса.
- Ты же сгинул у Врат Моргии! - воскликнул тогда взхоббит.
- В самом деле? Наверное, это был не я, а кто-то другой, - усмехнулся в ответ старый рейнджер, приглаживая свои седые усы.
- Так не бывает!
- Еще как бывает. Мой первый вариант погиб, но согласно замыслу автора я должен был присутствовать в этой главе, так что пришлось обратиться к эльфам. Сам Заскору



Назад