3ea8a19f     

Родионов Андрей - Орден Последней Надежды 3



АНДРЕЙ РОДИОНОВ
ФРАНЦУЗСКИЙ ДЬЯВОЛ
(ОРДЕН ПОСЛЕДНЕЙ НАДЕЖДЫ #3)
По дорогам Англии движутся пятеро воинов-францисканцев, чья задача – освободить из плена дядю французского короля.
У каждого из них своя тайна. Шевалье Роберу де Армуаз приказано отравить спасенного узника, ведь герцог Орлеанский не должен ступить на берег Франции. В отряде есть предатель, но вот кому он служит?

А кто-то из воинов предназначен в палачи самому Роберу и после убийства герцога должен оборвать нить, ведущую к заказчику преступления.
Удастся ли бывшему нашему современнику Роберту Смирнову вернуться во Францию? Сумеет ли Орлеанская Дева избежать костра? И кто они, члены тайного ордена «Розы и креста», подмявшие под себя все английское королевство?
Моей Надежде
Пролог
1337-1453 годы, Франция: мужчина как венец творения
По мере развития идей политкорректности, феминизма и прочей забугорной чепухи в народе родилась известная шуточка, что Господь наш создал мужчину как опытный образец. И лишь много позже, учтя многочисленные недостатки предыдущей модели, слепил Он женщину, создание полностью безупречное.

Хочу ответственно заявить, что венцом творения в созданной Им Вселенной, как ни крути, является все-таки мужчина. Создав нас, Бог завершил сотворение мира, поскольку ничего более уникального Он уже не мог себе представить.
Это мы с вами сотворены по образу и подобию, а женщин Господь создал нам в утешение, едва лишь заметил, как первый мужчина куксится и воротит нос от еды. Еще бы Адаму веселиться, когда не у кого было толком выяснить, уважают тебя обитатели райского сада или нет. Кругом одно бестолковое зверье, от которого, как ни трудись, внятного ответа не получишь, одно рычание, сопение да назойливое утреннее кукареку.
Вот бы тогда Господу наморщить лоб да сотворить еще одного представителя сильного пола, а то и сразу десяток! В Эдемском саду, полном спелых фруктов, речек с играющей на перекатах рыбой и идеально ровных площадок, в равной степени подходящих как для футбола, так и для боулинга с гольфом, группа мужчин без труда нашла бы для себя полезное и увлекательное занятие.

И разве повелись бы они на подначки чешуйчатого и клыкастого Змея, назойливо шипевшего о непревзойденном вкусе какой-то подозрительного вида кислятины? До древа ли познания добра и зла, когда на носу первый чемпионат мира по футболу? Да никогда в жизни, мужчины – они не такие, это женщин легко купить таинственным шепотом и многозначительными вздохами! Вот если бы Змей предложил дернуть по кружечке холодного пива, вдобавок загремел бы игральными костями, зашелестел картами…
А если без шуток, то какие же они, мужчины?
Что толку смотреть на современников, достойно описать наши безумства смогут лишь потомки, а потому оглянемся назад. Вернемся к давнему англофранцузскому конфликту, вглядимся пристальнее в пожелтевшие страницы средневековых летописей.
Столетняя война, как ее впоследствии назвали, явила примеры величайшего героизма и предательства, чести и вероломства. Апофеоз рыцарской эпохи, когда на полях сражений то и дело сходились многотысячные конные армады, лязгающие тяжелой броней.

Время, славное тем, что гордые замки и многолюдные города с необычайной легкостью переходили из рук в руки, а порох лишь начинал свое победное шествие. Уникальный период в истории ратного искусства, когда индивидуальная воинская подготовка достигла невиданных ранее высот, а конный рыцарь, действуя в одиночку, с легкостью разгонял несколько десятков до зубов вооруженных пехотинцев. Увы, подобного у



Назад