3ea8a19f     

Робсман Виктор - Царство Тьмы (Рассказы И Очерки)



Виктор Робсман
Царство тьмы
Рассказы и очерки бывшего корреспондента "Известий"
С предисловием Владимира Гзовского
Предисловие
Рассказы Виктора Робсмана - выполнение миссии, ответственной и
суровой: не рассказывать, а показать всю жестокость, бездушность и
бесчеловечность советской жизни. Пишет он не для развлечения читателя. Он
выполняет высокий завет - передать, что глаза видели, а видели они много. С
15 летнего возраста, он сначала сотрудничает, а потом становится
кореспондентом газет в Харькове ("Вечернее Радио", Харьковский Пролетарий"),
а позже в Москве ("За Пищевую Индустрию", "Известия") и, наконец, перед
самым уходом из Советского Союза, он автор двух книг "Советский Таджикистан"
и "Советский Памир", сотрудник научного журнала "Восточный Мир". В качестве
кореспондента "Известий", он видел коллективизацию на Украине. В середине
тридцатых годов он становится постоянным корреспондентом "Известий" в
Туркменистане. Его тянет к единственной доступной границе на Востоке, и он с
молодой женой уходит в Иран в полную неизвестность, рискуя и своей и ее
жизнью.
Почему? Ему лично большевики ничего не сделали, его они не обидели, ему
ничего не угрожало. Перед ним была карьера журналиста, {3} писателя. Старой
жизни он не знает, - во время революции Робсману было всего 9 лет. Всг его
воспитание проходит при советах: семилетка, профшкола, один год Харьковского
Технологического Института и, наконец, Институт Восточных Языков, где он
становится аспирантом. Что же толкает его на уход в полную риска
неизвестность? Старый уклад семьи затеплил в его душе светоч веры в Бога,
правды и человечности. Его большевики не обидели, но они обидели человека и
оскорбили Бога.
В одном из его рассказов "Дочь Революции", мать, оторванная ссылкой от
дочери и потерявшая ее, обращается к автору: "Бегите, - шептала она
воспаленными губами. - Какая счастливая мысль! Ведь это подвиг! Помните,
что честному человеку здесь делать больше нечего. Мы разлагаемся..." - и
кажется, что этот призыв уйти и рассказать правду, руководил потом всем
творчеством Виктора Робсмана. В этом движущая сила его рассказов.
Со страниц книги глядят на нас своими невидящими глазами и опустошенной
душой люди, на которых опирается коммунистический режим. Их глаза не видят
истинной правды, их душа не знает Бога. Жутко!
Но в этом мраке есть живой проблеск. Появление рассказов Виктора
Робсмана, само по себе, показывает, что русская душа жива под спудом
советской действительности. Она жива, если в человеке, воспитанном, как
Виктор Робсман, в советских условиях, не смогли заглушить {4} любовь к
человеку, страдание за него и голос правды.
Рассказано все на фоне живого, образного описания природы.
"Кругом нас собирались сумерки, земля чернела, и запоздавшие птицы
торопливо искали свою потерянную ветку". ("Весенняя Посевная").
Или:
"Пока мы шли в облаках, еще можно было увидеть землю и не сбиться с
пути. Но облака сгущались, темнели и, встретившись, начинали сварливо
грохотать, раздраженные друг против друга, как недобрые соседи. Потом пришла
большая, тяжелая, черная туча, и зацепилась за хребет. Мелкие облака
заволновались, и не успев загрохотать пропадали бесследно. Другие собирались
вместе, и тогда удар грома был сильней и продолжительней. Но большая туча
поглощала всех их без труда, убивая каждую молнией на месте. Она всг росла,
тучнела, отовсюду поджигая небо, грохоча всем своим черным нутром, и угрожая
всем. Пресыщенная, она уже была не страшна, он



Назад