3ea8a19f     

Резанова Наталья - Жертва



Наталья Резанова
ЖЕРТВА
Она лежала на волокуше ничком, связанная, и голое тело ее ничем не было
прикрыто. Ремни до крови впивались в кожу, и слепни облепляли язвы. Иногда
их сбивали ударом кнута по спине или по бокам. Ее длинные волосы,
тащившиеся по дороге, от грязи и пыли свалялись в колтуны.
Как давно это продолжалась, она не помнила. Счет дням был потерян.
Неизменно днем палило солнце, а ночью изводила духота. И сколько это еще
будет продолжаться, она не думала. Она не в состоинии была думать. Так
будет, пока процессия с жертвой не обойдет все провинции по от века
проложенной дороге от столицы к Священному озеру.
Порой на привалах к ней допускали любопытствующих. Не всех. Только тех,
кто послабее. Женщин, стариков, детей. мучения жертвы поощрялись, но
сильный удар какого-нибудь благочестивца мог убить ее, а жертва ни в коем
случае не должна была умирать прежде времени. Поэтому стража следила,
чтобы камни, которые кидали в жертву, не были особенно крупными. Ее били
палками, втыкали под кожу иглы и рыболовные крючки, рвали волосы. Все это
делалось без злобы. Люди знали, что жертва ни в чем не повинна, и потому
не питали к ней ненависти. Но жертва должна испытывать боль - так велит
обычай. Этот же обычай повелевал, чтобы жертва тащилась на волокуше, а не,
скажем, на телеге, голоая и связанная. Но сама жертва должна быть не
виновна ни в чем - иначе как она сможет принять на себя всю тяжесть чужих
грехов, грехов государства, которые она должна унести с собой? Впрочем, в
последнее время жреческая коллегия была ограничена в выборе жертв,
опасаясь задеть интересы какой влиятельной семьи или деловой группировки.
Нынешняя жертва была девочкой-подростком, "ничьей дочерью", пойманной
храмовой стражей во время облавы.
Иногда ее снимали с волокуши, развязывали, обливали водой, вливали в
глотку какое-то пойло, на редкость мерзостное, но поддерживающее жизнь, и
для порядка - только для порядка! - награждали несколькими ударами бичом.
Жертва не должна была умереть прежде времени, поэтому к ней был приставлен
лекарь. Он осматривал раны и болячки, смазывал их едкой мазью, прикладывал
пучки трав вместо перевязки. Наутро все начиналось сызнова.
Дважды на процессию нападали. Но жертву охраняли хорошо. В первом случае
все было ясно. Некий опальный вассал верховного правителя со своей
дружиной попытался захватить жертву, дабы принести ее от своего имени.
Нападавших удалось рассеять. В другой раз жертву пытались отбить какие-то
плохо вооруженные оборванцы. Они требовали ее освобождения, что,
несомненно, было ересью. Почти все они были убиты. Сквозь отупение боли
жертва слышала, как жрец, предводительствоваший процессией, жаловался
начальнику охраны, что у нынешней молодежи не осталось ничего святого, и
теша свое самолюбие, они не стыдятся попирать благополучие государства.
Отмеренные сроки истекли. Священное озеро находилось в горах, и по мере
приближения к нему постоянная жара стала сходить на нет. И так же
постепенно благочестивый трепет проникал в души участников процессии. Все
они, кроме жреца, первый раз были в отряде сопровождения, и , хотя сбиться
с пути было невозможно, их томили темные прдчувствия, как у ввсех, кому,
пусть косвенно, предстоит соприкоснуться с потустронним миром. Каменистая
дорога уходила вверх, волокушу било, едва не переворачивало, жертва лежала
неподвижно.
Внезапно на повороте дороги показался человек, пугающий появлением в этих
пустынных местах, но при дальнейшем рассмотрении -



Назад