3ea8a19f     

Ревич Всеволод - Война Миров И Мир Миров



Всеволод Ревич
ВОЙНА МИРОВ И МИР МИРОВ
Что вам вспомнится, если речь зайдет о истрече с внезем-
ной цивилизацией? Прежде всего, должно быть, жуткие уэлл-
совские марсиане, полосующие нашу несчастную планету своими
тепловыми лучами.
А может, в первую очередь возникнет совсем иной образ -
нежная, худенькая марсианка Аэлита, ставшая символом любви,
- любви, которая ломает тысячелетние предрассудки и прорыва-
ется через космические бездны.
Или же вам припомнится одна из самых грандиозных фантас-
тических идей нового времени - Великое Кольцо из романов И.
Ефремова, содружество бесконечного множества обитаемых ми-
ров.
...Первый Контакт, Столкновение Цивилизаций, Война Миров.
Встреча Разумов - вот чему посвящена значительная часть сов-
ременной фантастической литературы, а предлагаемый читателю
сборник целиком.
Конечно, в серия "Зарубежная фантастика" человечество уже
не раз встречалось с "иноземцами". Читателю знакомы, скажем,
произведения такого певца Контакта, как Клиффорд Саймак.
Американский фантаст поворачивает эту тему самыми разными
гранями, изучая, какие моральные, мировоззренческие, полити-
ческие последствия мог бы иметь Контакт, доросли ли люди до
него или нет, полезен он или вреден, что мы можем позаимс-
твовать у пришельцев, а они у нас и т. д. Экспериментирует
Саймак н в чисто литературном плане, изобретательно придумы-
вая, как правило, странные, необычные формы, в которые воп-
лощается разум. Крайнего выражения эта тенденция достигает в
его романе "Все живое...", где носителями разума оказываются
цветы.
Совершенно в другом ключе - горьком, злом и вместе с тем
лиричном и глубоко психологичномнаписаны "Марсианские хрони-
ки" Рэя Бредбери. Главный враг писателя - пошлость, агрес-
сивная, торжествующая пошлость, которой уже тесно в земных
границах и потому она захватывает космические рубежи. Р.
Бредбери не ищет экстравагантностей - его марсиане во всем
похожи на людей, и появляются они исключительно для нравс-
твенного поединка с землянами, причем иногда перевес сил и
симпатии автора на стороне людей, а иногда - на стороне мар-
сиан.
Не будем увеличивать число примеров, многое читатель по-
черпнет из настоящего сборника. Однако даже из сказанного
ясно, что тема эта в отличие от многих других имеет важную
особенность, которая не даег возможности ни одному сборнику
произведений о встрече человечества с инопланетным разумом
охватить хотя бы главнейшие ее направления. Дело в том, что
она безгранична, и искать в ней главные направления-все рав-
но что искать главные направления в литературе вообще. А
ведь на первый взгляд сюжет кажется достаточно частным.
Конечно, перспектива встречи с неземными разумными су-
ществами не может не волновать человеческий ум сама по себе,
без дополнительной литературной обработки. Одиноки ли мы во
Вселенной? Можем ли мы связаться и, тем более, свидеться с
коллегами из других миров? Какие они, "братья по разуму"?
Поймем ли мы друг друга? Все эти вопросы нередко дебатируют-
ся на страницах не только научно-популярной, но и обществен-
но-политической прессы. Внимание читателей неизменно" прив-
лекают газетные заголовки то о якобы обнаруженных непонятных
закономерностях в радиоизлучениях, идущих от далеких звезд,
то о проектах посылки земных сигналов в космическое прост-
ранство. Быть может, не самой важной для науки, но, вероят-
но, самой сенсационной за последние сто лет была гипотеза
Скиапарелли-Лоуэлла о том, что каналы на Марсе - результат




Назад