3ea8a19f     

Ревич Всеволод - Сергей Лукьяненко 'лорд С Планеты Земля'



Всеволод РЕВИЧ
__________________________________________________________
Сергей ЛУКЬЯНЕНКО."ЛОРД С ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ". Минск:"Литература",
1996. - 608 стр.с илл. /Серия "Далекая Радуга"/. 15000 экз./п./
_____________________________________________________________
Знаю, что есть и другие мнения, но, надеюсь, большинство
людей считает, что война - штука отвратительная. Но 2 показать
войну можно красиво, и лживая эта красота способна заворожить
читателя или зрителя, на чем и спекулируют сочинители насквозь
пропитанных кровью земных и космических "опер" и постановщики
неисчислимых "звездных войн".
Беда их в том, что даже лучшие из них - а трилогия Лукь-
яненко написана не без мастерства - производят удручающее впе-
чатление однообразием сюжетных схем и своих героев, точнее -
своего героя; в центре подобных книг всегда находится некий
Шварценэггер, главное достоинство которого - умение виртуозно
драться. Кстати, "наши" мускулистые красавцы мало чем отличают-
ся от зарубежных коллег из книг того же жанра.Так, принц Сергей
у Лукьяненко, как две капли воды, похож, на какого-нибудь прин-
ца Корвина и по своим мужским статям и по сюжетным функциям.
Обыкновенно наличествует еще одно достоинство бравых витязей:
безумный успех среди слабого пола. К чести Лукьяненко надо ска-
зать, что Сергей-принц любит только одну свою принцессу, а Сер-
гей-автор показывает их любовь целомудренно, поэтому "Лорда..."
без особого риска можно читать и детям. Вот только если бы дети
/и взрослые/ смогли бы разобраться: из-за чего, собственно,
сотни планет находятся в непрекращающемся веками конфликте. Я с
негодованием отвергаю предположение, что многочисленные схватки
нужны лишь для того, чтобы автор имел побольше возможностей пе-
ребрать весь спектр красочных столкновений - от единоборства на
мечах до попытки уничтожения целой планеты. В конце-то концов
оказывается, что войны вызваны недоразумениями, и даже столкно-
вение цивилизации людей с цивилизацией фангов, которые считают-
ся непримиримыми врагами всех человечеств - тоже бессмысленная
трагическая ошибка.
Но, может быть, показывая такие жестокие войны в космосе
автор хотел обратить наше внимание но то, что и на Земле сейчас
немало людей с наслаждением вспарывают друг другу животы по
ничтожным причинам - например, из-за разногласий в трактовке
некоторых сур одного и того же Корана. Если так, то в отличие
от привычных рекламных преувеличений правы авторы аннотации
прибавившие к словам "космическая опера" определение "философс-
кая". Но боюсь, что философия плохо стыкуется с мордобоями, ко-
торые с позиций силы отодвигают мудрую беженку так далеко, что
иной читатель может ее и не заметить. Больше того, боюсь, что
сочетание серьезных мыслей с приемами бульварной литературы -
вещь в принципе невозможная. На этом уже накололся Ефремов в
"Лезвии бритвы".
Может быть, здесь-то и скрывается объяснение загадочного
факта: сейчас в фантастике появляются десятки новых имен, выхо-
дят сотни книг, но ни одна из них не стала заметным литератур-
ным явлением, привлекла бы всеобщее внимание, как это некогда
случалось с тоненькими по нынешним меркам томиками Стругацких,
Варшавского, Булычева...




Назад