3ea8a19f     

Ревич Всеволод - На Земле И В Космосе (Заметки О Советской Фантастике 1980 Года)



Всеволод Ревич
На земле и в космосе
Заметки о советской фантастике 1980 года
Содержание
Всеволод Ревич. На земле и в космосе
Библиография Советской фантастики. 1979 год
Библиография Советской фантастики. 1980 год
В 1979-80-е гг. журнал "Уральский следопыт" провел анкету среди наших
ведущих писателей-фантастов. Приятно отметить единодушие, с которым все
отвечающие отвергли какое бы то ни было противопоставление фантастики
остальным видам художественной литературы. Предмет художественной
литературы, а следовательно, и предмет фантастики, коль скоро мы отнесли ее
к художественной литературе, - человек. Данные анкеты позволяют считать
такую точку зрения победившей. И уже хотя бы в окончательном утверждении
этого факта - большое значение проделанной журналом работы, потому что споры
о том, какой должна быть наша научная фантастика, все еще продолжаются,
открыто или завуалированно, самими произведениями.
Даже если понимать слово "человек" несколько более обобщенно, чем в
бытовой прозе, - фантастика нередко оперирует "человеком земным", или
"человеком разумным", - все равно никуда не уйти от человека, от его души,
от его чувств, и все проблемы, которые фантасты пытаются поставить и
разрешить в своих сочинениях, могут быть поставлены и разрешены только через
человека. Иная точка зрения автоматически выводит фантастику за пределы
художественной литературы. Поэтому глубоко неправ весьма уважаемый бакинский
писатель Г.Альтов, который, говоря о прогностических возможностях
фантастики, утверждает: "А разве сегодня не интересен был бы фантастический
(но достоверный!) очерк о XXI веке - о феерической трисекции локуума, о
тонком интеллектуализме жидкого кродуса, о волнующей ликвации актонов и,
конечно, о трансфокальной сигмаэростатике (хотя, конечно, это не для детей
до 16 лет)..." Отдадим должное словесной изобретательности писателя, но
ответим на его вопрос однозначно: совершенно неинтересен; никого не может
взволновать несуществующая "ликвация актонов". Если же под этой "ликвацией"
подразумеваются какие-то намечающиеся тенденции в текущей физике, то почему
бы об этих тенденциях и не поговорить - в научно-популярной статье, понятно.
Прямой и, по-моему, убедительный ответ на подобный тезис дал другой участник
анкеты: "Читателю вряд ли интересно будет читать о людях, которые заняты не
существующей для него, читателя, проблемой, - ну, скажем, квадриальной
супергормостинацией (можно придумать еще забористее). Проблемы будущего не
выращиваются, как фикус в кадке, они вырастают из сегодняшних проблем..."
Фантастика в силу самого определения всегда будет пытаться заглянуть за
завесу будущего, как бы перенести в завтрашний день тревоги и заботы
сегодняшнего. Может быть, именно по произведениям о будущем проходит самый
высокий водораздел между советскими и зарубежными фантастами. Сочинения, в
которых бы изображалось благополучное будущее, у западных авторов единичны;
отечественные же писатели, напротив, не могут и представить себе родную
планету в виде выжженной радиоактивной пустыни, освоенной жалкими уродцами,
или перенаселенного ада, в котором люди могут находиться лишь в стоячем
положении. Советскую фантастику отличает устойчивый оптимистический взгляд
на перспективы и предназначение человечества, и именно в таком своем
качестве она привлекает все большее и большее внимание и западного читателя.
Изображение совершенного мира будущего - генеральная тема нашей
фантастики. Мир, в котором объединенная воля вс



Назад