3ea8a19f     

Репин Леонид - Затерявшиеся В Тайге



ЛЕОНИД РЕПИН
ЗАТЕРЯВШИЕСЯ В ТАЙГЕ
Такова уж человеческая натура, мы никогда
не видим своего положения в истинном
свете, пока не изведаем на опыте положения
еще хуже, и никогда не ценим тех благ,
которыми обладаем, покуда не лишимся их.
Даниель Дефо Жизнь и удивительные
Приключения Робинзона Крузо
Посвящаю моей маме Елизавете Васильевне Репиной
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Тишина наступила внезапно. Во всяком случае так показалось. Мы
остановились, прислушались. И в самом деле, сделалось удивительно тихо. До нас
не доносились более звуки, которые мы нет-нет, да и слышали раньше с той
стороны, где проходила дорога - долгий, натужный рев самосвалов, с тяжелым
грузом берущих подъем; быстро возникающий и так же быстро исчезающий треск
мотоциклов; крики петухов, изнывающих от безделья в какой-то деревне; лай
собак, беззлобно побрехивающих друг на друга; басовитые гудки пароходов,
доносившиеся изредка с Енисея. Словно бы напоминали они о себе, пароходы: нет,
не кончилось еще наше время..
Все те часы, что мы шли сначала по тракту, потом по бестропной тайге,
звуки эти, будто волны, толкали нас в спину. И мы спешили подальше уйти от
них, чтобы еще засветло успеть выбрать место для ночлега.
И вот стало тихо Все эти звуки, обычно не замечаемые, когда живешь рядом с
ними, теперь словно бы иссякли, растворились в тайге. И она подала свой
собственный голос.
Легкий ветер набежал на кроны высоких берез, прошелестел что-то и тут же
унесся куда-то... Грузный шмель, отяжелевший за лето, прогудел деловито и
погрузился в голубой бокал колокольчика- и цветок дрогнул, склонился к
земле... Дятел-трудяга выколачивал хлеб свой насущный упорно, сосредоточенно,
прерываясь лишь на короткое время... Вдалеке прокричала какая-то одинокая
птица, так и не показавшись нам на глаза... Наверное, были и иные звуки, но мы
еще не умели их распознавать.
Со всех сторон нас окружала чащоба, но вовсе не мрачная, хотя небо и было
затянуто тучами. Не сразу я понял, что это березы добавляли света чащобе,
рассекая белыми стволами оседающий сумрак. Каким бы унылым сделался лес, не
будь этих берез...
Мы постояли немного, с наслаждением впитывая загустевший аромат тишины,
сдобренный запахом пропитанной влагой земли, свежей травы, не потерявшей цвета
и соков даже сейчас, на самой грани лета и осени. А потом, ощутив как-то сразу
усталость в ногах, опустились на землю, выстланную густым мягким мхом.
Взмокшая от пота рубашка тут же холодным пластырем прилипла к спине.
Я посмотрел на товарищей. Оба молчали. Толя жевал длинный стебель
травинки, Алексей рассеянно глядел куда-то мимо деревьев, что нас обступили. Я
подумал о том, что, наверное, никто из всех нас троих еще не воспринимает
всерьез то, что случилось. Мне самому почему-то показалось: вот походим еще
немного по лесу, вернемся и с удовольствием уляжемся спать на мягких теплых
постелях. Разумеется, перекусив перед этим как следует. Я подумал об этом как
о вполне вероятном, хотя и знал, что спать сегодня мы будем на голой земле, а
ужином нам послужит тот недоеденный бутерброд, который приятно топорщит карман
моей куртки Впрочем, возможно, и у ребят что-нибудь завалялось от завтрака.
Целый день мы в пути, скоро вечер, а есть, как ни странно, совсем не хотелось.
Сидеть на мягкой подстилке из мха было приятно. Усталость потихоньку
стекала-словно бы сочилась, уходила сквозь землю, а вместо нее подступала
волна расслабленности, навевавшая безвольные мысли: а зачем сегодня дальше
идти? Вполне можно и здес



Назад