3ea8a19f     

Репьев А - Есть Ли Нам Место В Новой Экономике



biz_economics А. П. Репьев Есть ли нам место в «Новой Экономике»? ru ru Stranger FB Tools 2004-07-19 E00262D8-D72E-48EB-A7FB-3A8ED350512E 1.0 Репьев А.П.
Есть ли нам место в «Новой Экономике»?
РЕПЬЕВ А.П., президент компании «Mekka Advertising» / Публикуется с разрешения автора.
Россия еще в рыночных пеленках, а тут уже с Запада грядет революция. Имя ей «Новая Экономика». Некоторые наивно полагают, что это обычная экономика, но с Интернетом. Отнюдь. Новая экономика – это экстремальный антрепренерский рынок, почти без границ.

Это интуитивное маркетинговое турбо-мышление. Во все это не смогли вписаться сотни крупных Западных корпораций. А сможем ли вписаться мы?

Давайте подумаем.
Мировая экономика вступила в эпоху, которую характеризуют небывалое ожесточение конкуренции, «коммодизация» (превращение ранее уникальных продуктов в рядовые), стремительность перемен, быстрое устаревание технологий, маркетинговых идей и профессий. И, разумеется, властное проникновение интернета во все поры экономики. Все это сейчас принято называть «новой экономикой» (new economy). У нее есть много определений; мне понравилось такое:
«Когда мы говорим о новой экономике, мы имеем в виду мир, в котором люди работают мозгами, а не руками. Мир, в котором коммуникационные технологии создают глобальную конкуренцию – не просто для кроссовок или компьютеров, но также для банковских займов и других услуг, которые нельзя упаковать в ящик и отправить.

Мир, в котором инновации важнее, чем массовые продукты. Мир, в котором быстрые изменения происходят постоянно. Мир, настолько же отличный от индустриального века, насколько тот отличался от аграрного.

Мир, настолько иной, что его возникновение можно описать только словом „революция“».
Новыми революционерами могут быть только компании, команды, менеджеры и сотрудники, которые в избытке наделены качествами, называемыми неосязаемыми активами (intangibles). К этим качествам можно отнести предпринимательский дух, системное мышление, постоянную учебу, атмосферу творчества, нестандартность и скорость принятия решений, здоровый авантюризм, экспериментирование, командный дух, способность работать в условиях почти непрерывных изменений.
Неосязаемые активы уже давно стали учитывать при капитализации компаний, нередко оценивая их выше «осязаемых» активов.
Эти intangibles «нарисовались» не как-то вдруг. Они зрели в недрах наиболее успешных компаний и в умах успешных бизнес-провидцев десятилетиями и даже веками. Именно они обеспечивали преимущества и раньше.

Именно ими, а не природными богатствами, определяется небывалый успех многих стран Юго-Восточной Азии. Только эти качества позволили в свое время выжить Apple, Xerox, Chrysler и другим компаниям США.
Просто новая экономика востребовала их все сразу, «весомо и зримо». Именно благодаря им в новой экономике небольшие, агрессивные, быстро обучающиеся компании часто получают преимущество перед старорежимными неповоротливыми броненосцами.
Некоторые из этих броненосцев уже пошли на дно, другие «черпают бортами». В 2000 году обанкротились 176 американских корпораций; в 2001 году – уже 257. Недавно 26 из 100 самых крупных американских компаний потеряли более 2/3 своей рыночной стоимости.

Среди них Hewlett-Packard, Charles Schwab, Cisco, ATT, AOL Time Warner, Gap. Всех потрясли истории падения Enron и Arthur Andersen. Поражает стремительность перемещений в списке Fortune.

Только один пример: за несколько недель Cisco с первого места переместилась в никуда. Завтра она может и вовсе прекратить сво



Назад