3ea8a19f     

Реймерс Георгий - Кнопка



Реймерс Георгий
Кнопка
Маленькая шустрая Аня Воробьева была в авиационном отряде общей любимицей.
Приветливая и общительная, она с первых же дней работы завоевала расположение
товарищей.
В ее синих глазах всегда мелькали искорки веселья, а с пухлых губок почти
не сходила улыбка.
В отряде ее ласково называли Кнопкой. Это прозвище пристало к ней с тех
пор, как командир звена Саша Черкасов увидел Аню в первый раз. С высоты своего
почти двухметрового роста он критически окинул ее взглядом и заметил:
- Мелковата для летной работы, да и силенки не ахти сколько. Полетишь при
болтанке - быстро устанешь. - Потом посмотрел на вздернутый носик и с улыбкой
добавил: - Кнопка.
Аня обиделась и, недовольно фыркнув, отпарировала:
- Если я кнопка, то ты долговязый невежа, а кто скорее устанет - еще
посмотрим!
Воинственно тряхнув золотистыми кудряшками, она с независимым видом
отвернулась и застучала каблучками, выходя из комнаты.
Вечером, собираясь в клуб, Аня посмотрела в зеркальце.
- Почему же тебя назвали кнопкой? - спросила она девушку, глядевшую
оттуда. - Разве похожа? - продолжала Аня, разглядывая свое отражение так, как
будто увидела его впервые, потом потрогала нос, надавила и расхохоталась.
- Ну, конечно, кнопка! Маленькая курносая кнопка! Но все равно ты недурна
и определенно мне нравишься, - закончила она, убирая зеркальце в сумочку.
В тот же вечер в клубе аэропорта Саша Черкасов долго смотрел на
миниатюрную нарядную девушку. Наконец решился - подошел и пригласил ее на
танец.
Аня взглянула снизу вверх на "долговязого невежу", вспыхнула румянцем и...
пошла танцевать.
Над бескрайними просторами выжженных летними суховеями Казахстанских
степей с журавлиным курлыканьем в сером, набухшем тучами небе, со скачущими
мохнатыми ежами перекати-поля и заунывными песнями ветра проплыла осень.
Вырвавшиеся на волю злые метели долго бесновались, крутя в фантастическом
хороводе снежные вихри, наметая сугробы. Наконец, в одну из ночей выбились из
сил, угомонились и легли на застывшую землю чистым искрящимся покровом.
Утром солнце поднималось в розовой мгле морозного тумана. Еще затемно на
аэродроме закипела работа. Яростно шипели подогреватели, разогревая застывшие
моторы. Техники возились у самолетов, подготавливая их к вылету. Мотористы
сидели на верхних крыльях и обметали снег. Но вот зачихал мотор, за ним
другой, третий... Мерный рокот полетел вдаль, разгоняя тишину зимнего утра.
Аня в застегнутом наглухо меховом комбинезоне, зимнем шлеме и мохнатых
унтах вразвалку подошла к самолету. У левого крыла она остановилась, ожидая
окончания пробы мотора.
С концов лопастей вращающегося на полных оборотах винта сбегали голубые
струйки морозного воздуха, Машина лихорадочно тряслась.
Техник в кабине убрал газ, и сразу стало необычно тихо.
- Все в порядке, товарищ пилот, можете вылетать, - с добродушной улыбкой
доложил он, выключая зажигание.
Аня попыталась забраться в самолет, но не тут-то было. Обутая в тяжелые
унты, стесненная комбинезоном, маленькая девушка никак не могла забросить ногу
на ступеньку трапа нижнего крыла. Вдруг чьи-то сильные руки подхватили ее за
талию, и Аня, не успев опомниться, очутилась на трапе.
- Ой, кто это?!
Около самолета стоял Саша Черкасов.
- Сашка! Как не стыдно! Так можно заикой вделать!
- Что, Кнопка, испугалась? - улыбнулся Черкасов. - Носи с собой лесенку,
пока не подрастешь.
- А ты вытянулся длинный, как верста, и доволен!
Усевшись в кабину, Аня запустила мотор. Саша все еще



Назад