3ea8a19f     

Рау Александр - Ястреб На Перчатке



АЛЕКСАНДР РАУ
ЯСТРЕБ НА ПЕРЧАТКЕ
Аннотация
Гийом Бледный - великий боевой маг. Лучший, кого можно нанять за деньги. Ему подчиняются силы стихий.

Он сам едва ли не равен им, становясь пятой стихией - стихией магии. Он познал себя и отринул чувства. Гийом Игрок со Смертью оставил себе только Игру.

И играет он только по своим правилам, не щадя ни чувств, ни жизней. Но что, если на кону Любовь? Кто тогда диктует правила Игры?
Автор благодарит за помощь и поддержку: Антона (Havoc-a) Тихонова, Юрия (Yraz-a) Зайцева, Дмитрия (DA Dzi) Дзыговбродского и Николая Казанцева.
Я не знаю, зачем пишу эти строки. Никогда раньше я не выражал свои чувства на листе бумаги. Руки дрожат, перья ломаются, чернила оставляют кляксы. Но я все равно продолжаю писать.

Ибо только на бумагу я могу выплеснуть чувства и ту боль, что терзает сердце. Может быть, мне так и не удастся дописать эту исповедь, и вряд ли кто-то ее вообще когда-то прочтет. Но, неведомый мне читатель, прошу, не суди слишком строго.

Ибо я раскрываю перед тобой свою душу.
Гийом Бледный.
Часть первая
ИСПОВЕДЬ ЗВЕЗДАМ
ГЛАВА 1
- Убей его, - приказал король, словно махнул рукой цепному псу: «Загрызи!»
- Последствий не боишься? - спросил я.
- Нет. Если сделаешь все правильно, их не будет, - отрезал король. - Граф должен умереть.
- Наследники?
- На твое усмотрение.
- Кто еще посвящен?
- Лейтенант Феррейра. Ступай. Разработаешь с ним план действий. Подробностей знать не желаю.

Без результата не возвращайся. - Король отвернулся.
У Его Величества Хорхе Третьего было ужасное настроение. Как раз в этот день три года назад мятежные гранды навязали ему Хартию. Но фортуна изменчива, особенно если ей помогают люди, и графу Торе, одному из лидеров мятежа, предстояло вскоре умереть.
Я чуть наклонил голову, только лишь намечая поклон, и вышел из кабинета.
Мое имя - Гийом. Просто Гийом, без титула и фамилии. По роду занятий и призванию души - боевой маг.

Верное орудие короля Камоэнса: циничного прагматика, жестокого политика и большой сволочи, да хранят его боги этого неба, потому что иначе страна рухнет.
В спину меня называют цепным псом, но я не таков. Я больше похож на одного из ручных леопардов, которые, по древней традиции, стерегут покой джайских вельмож-науров. Они разорвут любого по приказу хозяина, однако сами науры остерегаются обижать своих диких охранников - слишком уж те горды и опасны.
Я вместе с учениками наблюдал за штурмом замка графа Торе с вершины холма. Королевские солдаты с трудом преодолели глубокий ров и теперь тщетно пытались приставить лестницы к стенам.
- Как считаете, через сколько «короли» побегут? - задал я провокационный вопрос.
Первым ответил Гонсало де Агиляр, выходец из разорившегося знатного рода, - мой первый ученик, самый опытный, несмотря на молодость, и самый трудный.
- Как вы смеете сомневаться в гвардии, Гийом? - Гонсало завелся сразу. - Солдаты Феррейры не отступят, не выполнив приказ!
Титулованный дворянин в двадцатом поколении, почти ровня королю по происхождению, он тяготился ролью ученика у безродного мага - «Заброды из-за моря», как меня прозвали столичные дворяне, выскочки и нахала. Эти мысли я без труда читал в его глазах во все время обучения. Но с Хорхе не спорят, и младший в роду Агиляров пошел ко мне в ученики перенимать столь необходимое для Камоэнса искусство.
Гонсало очень честолюбив, это его слабая сторона. Горд, это можно легко заметить по надменному взгляду и задранному вверх длинному носу. Мечтает о великом будущем, поэтому терпит м



Назад