3ea8a19f     

Раткевич Элеонора - Повелитель



sf_fantasy Элеонора Генриховна Раткевич Повелитель Срок смерти приходит однажды для каждого. Даже – для Богов. И тогда Старые Боги становятся Богами Мертвыми, Новые же – молодые – восходят на престол в мире Живущих. Так было века.

Тысячелетия. Но однажды...
Однажды явилось в мир Живущих иное поколение Новых Богов. Богов, что не пожелали мирно ждать часа, когда уйдут в безвременье Боги Старые, возжелали же власти – прямо сейчас. Не знали Новые Боги, что, изгнав Старых до срока, не смогут они править миром Живущих – ибо нет в них еще надлежащей силы. И ныне…
И ныне содеяно – что содеяно. Мертвы Старые Боги, бессильны Новые, умирает магия Добра – и все глубже запускает когти в людские души магия Зла.
И ныне бродит по миру один из тех немногих, в коих теплится еще искра Света. Один из последних воинов-магов, что способны еще сразиться, мечом и заклятием, с могущественной Тьмой...
Тот, имя коему – Наемник Мертвых Богов...
ru ru Qwer alecxko@ua.fm FB Tools 2004-05-26 EFA00F42-CE4B-4A44-B3B2-CD97A47F507D 1.0 Наёмник Мёртвых Богов 1
ПОВЕЛИТЕЛЬ
Книга была такой огромной, что положить ее к себе на колени оказалось почти невозможным. После нескольких попыток я разместил ее на траве, и она раскинулась передо мной, а я лежал на животе и пытался разобрать полустертую вязь магического текста
– Создайся плотью от плоти моей…
Воздух задрожал и потемнел.
– Возьми дыханье от дыханья моего…
Волосы мешали, лезли в глаза, и я хотел их отбросить, но не успел. Я получил такой пинок под ребра, что отлетел от книги на добрых моих два роста, а ростом меня Боги не обидели.
– Сопляк, паршивец, ты что это делаешь?!
Никогда я еще не видел Наставника в таком лютом гневе. Я валялся на траве, пытаясь дышать, и ничегошеньки не понимал.
– Я… я читал, Учитель, – с трудом выдавил я.
– Ах, ты читал, поганец?! – Наставник одной рукой поднял меня с земли, а другой залепил здоровенную затрещину.
Дело скверное. Рука у моего Наставника тяжелая, и я считал, что в полной мере изведал ее тяжесть, когда мы боролись. Но раньше он никогда меня не бил, тем более – так.

Ох, как все нескладно получается. Что же я такого натворил?
– Значит ты, трам-тебя-тарарам, читал?!
– Я виноват, Наставник, – я опустился на колени и склонил голову. Никогда еще я не признавал свою вину без оговорок, без малейшей попытки оправдаться, никогда еще не был готов добровольно принять наказание. Но и Учитель мой так себя никогда не вел.

Даже когда я в трехдневном переходе умудрился потерять меч.
– Он виноват, видите ли! – Наставник снов ударил меня. – Ты хоть понимаешь, что натворил?!
– Нет, Наставник, – искренне ответил я.
Это его несколько отрезвило.
– Я тебе говорил, чтоб ты никогда не произносил заклинания вслух?
– Да, Учитель, но я нечаянно… я не очень хорошо читаю, и мне вслух легче…
– Не умеешь – не читай. Нет, ну вот же приспичило оглоеду. Я тебе, мерзавцу, даром говорил? Нельзя – значит, нельзя.

Это тебе не базарные лубки с намалеванными голыми девками.
Я подумал, что Наставник в чем-то прав. Мысленно я приравнивал запрет на магические книги к запрету на непристойные лубки с раскрашенными картинками. И то, и другое мне рассматривать не полагалось: еще рано.

Но неприличные лубки я уже читал, хоть мне это и запрещалось, так почему же не прочесть и магические книги, которые мне тоже запрещены?
– Сопляк ты, щенок! Читает он, видите ли! Вслух, что попало, где попало! Не где-нибудь в потаенном месте между мирами, нет!

Разлегся на пузе в травке и призывает. Да еще задержись я чуть-чут



Назад